Серая Псина
Поживем - увидим, доживём - узнаем... Выживу - учту.
08.01.2015 в 10:30
Пишет Али:

_____*зимняя ночь*
Когда нашу гору заволакивает туманом, я всегда думаю, что это неспроста. Как будто в один прекрасный день старая ведьма, живущая в хижине на вершине горы, думает: вот оно, подходящее время! И она бросает в котел полынь и ковыль, ягоды можжевельника и волчью шерсть, угли от костра, зажженного в ночь Самайна, щепотку ночи и лоскуток от одежды западного ветра, заливает дождевой водой и варит от полуночи до полуночи следующего дня. А потом выносит варево наружу и опрокидывает в снег - и оттуда вмиг прорастают рваные полосы тумана, струятся вниз, укрывают собой склоны горы, лес у подножия и холмы, и даже немножко городские улицы. И тогда люди, которым не посчастливилось оказаться в этом тумане, ежатся, кутаются в шарфы и спешат поскорее попасть домой. Им слышатся шаги и шепот за спиной, и они поминутно оборачиваются. Во дворах начинают выть собаки, и в это время на улице уж точно не встретишь ни одной кошки.
Но там, в холмах все совсем иначе. Там, среди снега и тумана горит костер, и на его свет сходятся все жители холмов. Идут неповоротливые каменные тролли и крошечные юркие стуканцы, любящие притворяться камешками, на которых спотыкаются туристы. Идут духи деревьев, ежась от холода - не мерзнут только сосновые в своих пышных колючих шубах - а в их узловатых ладонях едут лесовички, маленькие хранители леса. Едут призрачные рыцари и везут Белых дам в их паутинных одеждах, струящихся по холмам вместе с туманом. Идут, перешептываясь и смеясь, эльфы в пышных шелках, украшенных серебром и самоцветами - а вслед за эльфами летят сильфы, а по их следу - ветры со всех сторон света. Идут ундины лесных ручейков, и лимнады из Мраморного озера спешат увидеть своих сестер из Змейского озера по другую сторону горы. И ведьма, кряхтя и жалуясь, что она слишком уж стара для таких праздников, бредет по тропе, ведущей с вершин в холмы. И даже дракон, который вообще-то гора, приоткрывает один глаз, чтобы сонно наблюдать за весельем.
И пока туман укрывает холмы, они танцуют вокруг костра и варят вино, и каждый бросает в котел щепотку летних трав и ягод и загадывает желание, не сомневаясь, что оно обязательно сбудется. И звучат в ночи барабаны и флейты, лютни Белых дам и колокольца на колпачках сильфов. И когда все устают танцевать и кружиться, то рассаживаются вокруг костра и поют песни или вспоминают старые легенды, когда мир был совсем другой, и все было наоборот: это люди тогда ютились в лесах и холмах, а Веселый Народец правил на земле. И они позволяют грусти коснуться их лишь на минуту, а потом тишину снова разбивает веселый бой барабанов, и жители холмов снова берутся за руки и танцуют и танцуют до утра, пока первый луч солнца не коснется земли и не развеет туман и волшебство.
И все разбредаются по домам - в пещеры и норы, полые холмы и домики в склоне горы, под озерную воду или в облачные замки. А последней уходит старая ведьма, бросив в огонь щепотку сухого вишневого цвета - и тогда, чем небо заволакивает облаками, и начинает идти снег. И он скроет кострище и вытоптанный круг, цепочки больших и маленьких, нечеловеческих следов, укутает в теплые шубы обнаженные стволы деревьев и согреет вновь спящего крепким сном дракона-гору.

изображение


URL записи

@темы: милота, сказки, проза